Данный сайт продается. По всем вопросам писать на verstalschik(@)thejournal.ru

ЖЖ: Романофф

ЖЖурналы.ru

живые журналы
.

Романофф: «Пора перестать убивать своих детей!»



Уничтожение русского народа - жуткая книга о правде этого.

Это антифашистская книга. Возможно, самая антифашистская из всех, что появлялись до сих пор в России. Хотя многие люди, которые привыкли называть себя антифашистами, не дожидаясь выхода книги в свет, уже успели заклеймить ее ксенофобской и разжигающей межнациональную ненависть.
Это смелая книга. Ее автор, специальный корреспондент газеты «Известия» Дмитрий Соколов-Митрич, взял на себя опасную и неблагодарную миссию — осветить «темную сторону ксенофобии». Вместо публицистических аргументов и восклицательных знаков здесь только факты, которые говорят сами за себя. Сухая хроника преступлений представителей этнических меньшинств в отношении этнического большинства России.
Это необъективная книга, и автор не скрывает этого. В ней лишь половина правды. Потому что вторую половину знают все. Многие годы в России культивировался миф о непогрешимости представителей нацменьшинств, а понятия ксенофобии и фашизма использовались лишь применительно к гражданам русской национальности. После прочтения книги Дмитрия Соколова-Митрича питать такие иллюзии больше невозможно.
Это интересная книга. Она написана спартанским, но пронзительным языком одного из лучших репортеров России. В ней нет ничего лишнего. В ней нет ничего неважного. Человек, который не прочитал эту книгу, едва ли может утверждать, что до конца понимает происходящее.
Кто на самом деле разжигает национальную рознь — читайте в новой книге спецкора «Известий» Дмитрия Соколова-Митрича.
http://antinazzism.narod.ru/
/// 14.07.2007 01:29 // Комментарии: 1 / 07.04.2013 10:44
/// Комментировать



Дневник убитого ребёнка

5 октября Сегодня началась моя жизнь. Мои родители еще не знаю об этом, но я уже здесь. Я буду девочкой, блондинкой с голубыми глазами. Все мои задатки уже установлены, даже тот факт, что я буду любить цветы.
19 октября Некоторые говорят, что я еще не настоящий человек, а что существует только мать моя. Но я – настоящий человек так же как маленькая хлебная крошка есть хлеб. Моя мать существует, и я существую.
23 октября Теперь уже открывается мой рот. Подумать только, приблизительно через год я буду смеяться и позже говорить. Я знаю, что будет моим первым словом: МАМА.
25 октября Сегодня началось биться мое сердце. С сегодняшнего дня оно будет биться всю мою жизнь, без того, чтобы остановится и отдохнуть. И много лет позже оно остановится, и я умру.
2 ноября Каждый день я немножко расту. Мои руки и ноги формируются. Но мне придется еще долго ждать, пока я смогу встать на эти маленькие ножки и броситься к моей матери в объятия, и пока я смогу этими маленькими ручками сорвать цветы и обнять моего отца.
12 ноября На моих руках образовываются малюсенькие пальцы. Какие же они маленькие! Ими я смогу провести моей матери по волосам.
20 ноября Только сегодня мой доктор сказал моей матери, что я живу здесь под ее сердцем. О, какой счастливой же она должна быть! Счастлива ли ты, мама?
25 ноября Мама и папа думают теперь, наверное, о том, как назвать меня. Но они даже еще не знают, что я маленькая девочка. Мне хотелось бы назваться Таней. Я уже стала такой большой!
10 декабря Мои волосы начинают расти. Они мягкие и так красиво блестят. Мне хотелось бы знать, какие волосы у мамы.
13 декабря Я скоро смогу уже видеть. Вокруг меня темно. Когда мама произведет меня на свет, я увижу много солнечного света и цветов. Но больше всего я хочу увидеть мою маму. Как же ты выглядишь, мама?
24 декабря Слышит ли мама шепот моего сердца? Некоторые дети рождаются немного слабенькими. Но мое сердце крепкое и здоровое. Оно бьется так равномерно: тук-тук, тук-тук. Мама, у тебя будет здоровая маленькая дочка!
28 декабря Сегодня моя мама убила меня.

/// 08.06.2007 00:14 // Комментарии: 30 / 11.06.2007 11:32
/// Комментировать



АБОРТ-УБИЙСТВО СВОЕГО РЕБЁНКА

Подумайте!
1 500 000 легальных убийств в России в год.
Смело прибавляем столько же нелегальных.
Итого 3 000 000.
Делим на 12 мес., на 29, 4 дня, на 24 часа, на 60 минут. Получается 5, 9.
Итак, 6 убитых каждую минуту круглосуточно.
Я не знаю, может это расстройство, но я постоянно вспоминаю, что каждую минуту - 6 убитых.
Пока я это пишу - уже 30 убитых.
Иду по улице, сижу на работе, наблюдаю за играющими детьми - 6 убитых постоянно со мной.
Буду ли думать про "некрасивость" фоток убитых при том, что трупами от любого почти несёт за версту? И руки по локоть в крови своих детей?
Как мочить своего ребёнка - так все в норме, " у нас есть право". Как раскаиваться - так сразу "не надо, нам противно".
А ребёнку было очень больно, это намного хуже, чем "противно" от фоток.
Кем бы он стал? Сколько детей родил? Сколько открытий сделал? Сколько душ спас, ставши святым?
Фотку можно закрыть за секунду, а ребёнок не мог защитить себя, у него не спрашивали. Его мочили, что бы легче жилось.
В отпуск, например, поехать можно без проблем. Или шубу купить. Или доучиться в институте…
У нас могилы будут, а его растворили в кислоте.
Несопоставимо - шуба и убийство ребёнка.

/// 31.03.2007 03:16 //
/// Комментировать



АБОРТ-ЖУТКАЯ ИСТОРИЯ ИЗ БОЛЬНИЦЫ

Да будет жизнь! (Житейская история)
http://blogs.mail.ru/inbox/kotov 68/207A47910A0DB59C.html?#commen t_511D74175BB28436
- Вы беременны. Сохраняем или удаляем? - баба в белом халате равнодушно глядела на меня усталыми глазами.
"Интересно, скольким женщинам сегодня она задала этот вопрос? И сколько смертных приговоров было подписано после него? " - подумала я, покачав головой.
- Значит, удаляем? - неправильно истолковала мой жест врачиха.
- Что удаляем? - спокойно спросила я. Для меня моя новая беременность не была большим сюрпризом, поэтому особой эйфории я не испытывала и смогла сохранить трезвый ум.
- Как что? Плод, - начала раздражаться гинеколог.
- Плод? Какой плод? - я смотрела на неё, изображая непонимание. На душе было только умиротворение и радость.
- Ваш плод! Женщина, не задерживайте! Там еще целая очередь! Думаете, вы одна такая?
- Да нет, думаю, таких много. И еще думаю, что если бы все они на ваш вопрос отвечали "Сохраняем", то демографический кризис в России места не имел бы, - сказала я, поднявшись со стула.
- Так вы рожать будете? ! Или что? !
- А, так вот как на самом деле звучит вопрос: рожать или убивать! А разве людей можно убивать?
- Это еще не человек, это плод!
- Конечно, вы назовете это плодом, ведь человека нельзя убить безнаказанно. Можно убить "фашиста", "жида", "черномазого", "плод", а человека - нельзя! За убийство человека статья есть в Уголовном кодексе. Все верно…
- Вы мне тут нотаций не читайте!
- Ну что вы! Вам - не буду! Я пойду другим читать. Там их целая очередь…
- Че-ево? Нечего тут проповедовать! Каждый сам решает: рожать или уб… удалять! - почему-то перепугалась баба, тоже вставая.
"Может, аборты - один из источников дохода для больницы? " - подумала я и со словами:
- Ну и я разберусь без подсказок, чего мне делать, а чего не делать, - вышла из кабинета.
В коридоре действительно было довольно много народу. Женщины и девушки сидели на стульях вдоль стен. Кто-то спокойно перелистывал журналы, кто-то явно нервничал, вертя в руках больничную карту, некоторые пришли со своей второй половинкой, в основном это были молодые девушки. Одна из них, лет восемнадцати, как раз заходила в соседний кабинет. Её молодой человек остался в коридоре, от волнения переходя с места на место…
- Пожалуйста, проходите, - улыбнулась Татьяна Георгиевна вошедшей девушке. Та немного испуганно пискнула "Здрасте" и протянула ей медицинскую карту…
… Когда закончился осмотр, Татьяна Георгиевна попросила свою пациентку присесть рядом за стол и сообщила:
- Вы беременны! Поздравляю вас!
Девушка со страхом посмотрела на врача.
- Беременна? ..
- Да, у вас будет ребенок, - все также радостно сказала Татьяна Георгиевна.
- А… Никак нельзя? .. чтоб не было… Ну… Там что - уже большой срок? - жалобно моргала глазами девушка.
- Ну… как я могу судить, там уже 10-12 недель. А что, по-вашему, означает - "чтобы не было"?
- Ну там аборт или чистку сделать… Не знаю, как побезопасней будет…
- Ах, аборт! - словно бы обрадовалась врач и поудобней уселась в кресле. - А вы какой предпочитаете?
- А они, что, разные бывают?
- Ну конечно! Даже не знаю, какой посоветовать! Вот, к примеру, такой аборт, с помощью вакуум-аспиратора. К вашему ребеночку подведут специальный инструмент, в котором создается отрицательное давление, оторвут малышу ручки-ножки, головку и по частям с помощью выскабливания удалят из матки…
Девушка с ужасом смотрела на врача.
- Или такой аборт: разрежут вашего ребенка специальным ножом в форме петли, а голову раздавят щипцами, а то не пройдет, она на этом сроке уже довольно большая… Часто, правда, бывают травмы матки, но ведь это просто небольшой побочный эффектик.
Девушка молчала. Её ресницы подрагивали, ногти впились в ладони.
- А вот если бы вы обратились к нам попозже, скажем, через месяц, то тут уже без искусственных родов не обойтись. Можно было бы ввести вам препараты, вызывающие родовую деятельность - простагландины, или сделать малое кесарево сечение. Правда, бывает, что на таком сроке детки рождаются жизнеспособными - плачут, двигают ручками, ножками… Но это не беда - сейчас зима, положат малютку между рамами или в холодильник - сам помрет от переохлаждения. Чтоб ребеночек живым не родился, это надо ввести в околоплодный пузырь растворчик поваренной соли. Или глюкозу еще применяют, тоже действует. Ну да, малыш погибает в агонии, в муках, но ведь вы спать будете, вам-то чего? Выбирайте.
Девушка судорожно вздохнула, закрыла лицо руками и разрыдалась.
- Он меня… бросит… - сквозь рыдания доносилось до Татьяны Георгиевны.
- Кто? Ребеночек?
- Н-нет… Его отец!.. - девушка размазала по лицу слезы и посмотрела на врача. - Он мне сказал: делай аборт, если беременна… Мы еще студенты, доходов никаких нет… Жениться он пока не собирается… пока… Но ведь это мой ребенок! Мой малыш!.. живой!.. - она снова затряслась в рыданиях.
- Милая, тебя устраивает убийца в качестве спутника жизни? - ласково посмотрела на неё Татьяна Георгиевна.
- Но я его люблю!..
- А он тебя?
- И он… Просто… я не знаю…
- Посиди, успокойся. Я пока карточку заполню…
Вадик отклеился от стены и бросился к Вике, выходящей из кабинета.
- Ну? Что она сказала?
- Я беременна, - спокойно ответила Вика.
- Аборт ещё можно сделать? - нервно поинтересовался он.
- Нет. Уже нельзя. Ребеночек живой, у него уже есть ручки и ножки, бьётся сердечко, а даже если бы этого не было, он все равно бы оставался моей частичкой, моим малышом. Я не буду делать аборт, не буду убивать ребенка, потому что он должен родиться, - заявила во всеуслышание Вика.
- Он - мне - не нужен! Ты понимаешь? - повысил голос Вадик. - Я тебе с ним помогать не стану! Нам придется расстаться, ты об этом подумала? !
- Подумала, - кивнула девушка. - Ты не поможешь - родители помогут, родители не помогут - бабушка поможет, а если все родные отвернутся - мир не без добрых людей. Я уже знаю, что справлюсь, и у меня родится здоровый красивый малыш.
- Ну, значит, ты свой выбор сделала, - зло бросил он и пошел по коридору прочь.
Вика постояла немного, вытерла кулаком слезу, шмыгнула носом и, вдруг улыбнувшись, погладила свой живот ладонью. "Маленький мой", - подумала она и отправилась в регистратуру.
Она шла мимо кабинетов, думая о будущем, и если бы смотрела по сторонам, то заметила бы страшную надпись "абортарий" на одной из дверей…
- Всё пройдет быстро, вы ничего не почувствуете, вам введут наркоз. Только одна просьба: вы позволите, чтобы во время операции присутствовало несколько студентов? Девушки на практике, учатся делать аборты. Мы будем записывать ход операции с помощью ультразвуковой аппаратуры, для наглядности. Вы не против?
- Мне все равно, - ответила лежащая на койке женщина, глядевшая бесцветными глазами в потолок.
- Замечательно. Ну, приступим. Александр Евгеньевич, начинаем, зовите практикантов. А вы, - обратился врач к женщине, - положите руку вот сюда, вам введут наркоз…
Женщина протянула правую руку, устроила её на приставном маленьком столике, чтобы анестезиологу было удобнее вводить препараты, и краем глаза заметила довольно большой экран, развернутый к ней. Кто-то из персонала включил его. Медсестра подошла к лежащей женщине с аппаратом для УЗИ, намазала ей живот жирной мазью и сказала:
- Владимир Григорьевич, проверьте изображение, - а затем приставила к животу женщины аппарат и поводила им в разные стороны. Сбоку подошел анестезиолог и набрал в шприц жидкость из ампулы. Женщина чуть повернула голову и увидела на экране картинку в черно-голубых тонах. Её охватило странное чувство, что эта форма сгусточка темных пятнышек на экране её знакома, словно она где-то видела подобные очертания… И вдруг женщина вспомнила. Это был маленький спящий ребенок. Её Алеша много раз принимал эту позу, засыпая в кроватке. А малыш на экране спал и не знал, что мама сейчас его убьёт…
- Нет, - прошептала женщина и почувствовала, как в вену воткнулась игла шприца со снотворным. Черное небытие поглотило ее через всего лишь мгновенье…
- Я буду читать тебе книжки, - тихонько говорила Вика, идя по улице, - и рассказывать сказки. Мы будем слушать музыку и всякие детские песенки, так что когда ты родишься, сможешь без проблем наизусть спеть мне песню под названием… "крик новорожденного"! - она замечталась и вдруг, поскользнувшись, потеряла равновесие и налетела на прохожего, идущего навстречу.
- Ой, простите… - смущенно взглянула на него Вика.
Прохожий, молодой человек лет двадцати четырех, улыбнулся в ответ, чуть прищурив теплые карие глаза, и сказал:
- Ничего. А можно с вами познакомиться?
… Я пришла домой, упала на диван, закрыла глаза и блаженно улыбнулась. Из детской доносился весёлый визг Ванечки и Танюши, изредка прерываемый грозными возгласами моего мужа. Наверно, опять играли в пиратов: он был Одноногим Сильвером, а дети - командой корабля, на который этот самый пират напал.
Дверь в комнату приоткрылась.
- Дим… Знаешь, мне нравится это все больше и больше.
- Что нравится, радость моя? - снисходительно улыбнулся Димка.
- Ну, детей рожать. Я намерена родить тебе человек пятнадцать детей, - мечтательно посмотрела я в потолок.
- Ну, это как Бог даст, - засмеялся мой муж, присаживаясь рядом.
- Ага. Вот и третьего Он нам дал… - я хитро скосила на Димку глаза. Он тоже посмотрел на меня, прижал к себе и сказал:
- Как же я тебя люблю…
Да будет Жизнь
Ольга Орехова

/// 18.03.2007 21:39 // Комментарии: 11 / 25.03.2007 16:45
/// Комментировать



УЖАС!!! Методы убийства невинных детей

Методы убийства невинных детей.
АБОРТ С ПОМОЩЬЮ ВВЕДЕНИЯ РАСТВОРА СОЛИ
Так выглядит (см. первый рис.) девятнадцатинедельный ребёнок после «соленого» аборта. Этот метод используется после 16-той недели беременности, когда достаточное количество жидкости скапливается в плодном пузыре. Через длинную иглу в плодный пузырь вводится гипертонический (20%) раствор натрия хлорида, вызывающий развитие выкидыша. Наружный слой кожи сжигается, поскольку для нежной кожи малыша это то же самое, что погружение в ванну с раствором соляной кислоты. Через несколько часов начинается родовая деятельность, и ребенок изгоняется из матки. Младенец погибает мучительной смертью, в некоторых случаях уже после рождения. Осложнением при введении слишком большой дозы раствора или при попадании его в кровеносные сосуды женщины может быть гипернатриемия (повышенное содержание натрия в крови) , которая характеризуется головными болями, болями в груди, падением артериального давления, шоком, разрушением эритроцитов, иногда вызывает смерть.
РАСЧЛЕНЯЮЩИЙ АБОРТ (см. второй рис.)
На сроке до 12 недель аборт делается с помощью специального петлеобразного ножа - кюретки, который расчленяет младенца на части и удаляет из матки. Если аборт производится на сроке, превышающем 10 - 11 недель, головку ребенка приходится раздавливать щипцами, иначе ее невозможно удалить. Как и предыдущий, этот аборт делается вслепую, что создает большую вероятность травм. Травмирование мышечного слоя матки составляет 24, 5%. На сроке 13 - 15 недель аборт методом выскабливания или вакуум - аспирации считается чрезвычайно рискованным в связи с большой вероятностью сильных кровотечений и травм и производится в исключительных случаях.
ОТСАСЫВАЮЩИЙ АБОРТ (см. третий рис.)
Подавляющее большинство абортов производится именно эти методом. Мини-аборты производятся до 4-недельного срока беременности. Шейка матки захватывается пулевыми щипцами, и после расширения шеечного канала в полость матки вводится трубка от вакуум-аспиратора, в котором создается отрицательное давление для отсасывания содержимого - крошечного человечка размером 5 - 6 мм. Аппарат мгновенно умерщвляет его и отправляет в банку для отходов. Поврежденный участок слизистой матки никогда не восстановится. Вакуум-аспиратор применяется и для абортов на более поздних сроках беременности - до 12 недель. При этом тельце малыша разрывается на части.
АБОРТ С ПОМОЩЬЮ КЕСАРЕВА СЕЧЕНИЯ (ГИСТЕРОТОМИЯ) (См. четвёртый рис.)
Этот метод достаточно стандартен до момента отсечения пуповины. При обычном кесаревом сечении делается всё для его выживания ребенка, отсасывается слизь, оказывается интенсивная терапия в инкубаторе для новорождённых и пр. На этом снимке вы видите ребёнка весом 900 грамм, на 24-ой неделе беременности, который был абортирован. Отсечённый от пуповины, он был положен в ведро и оставлен умирать, а после выброшен в печь. Здесь представлены реальные хирургические инструменты, потемневшие от многократного автоклавирования, которыми совершались аборты. После легализации абортов подобными инструментами было убито больше людей чем огнестрельным оружием и любыми другими средствами массового поражения.

/// 17.03.2007 21:33 // Комментарии: 11 / 18.03.2007 14:10
/// Комментировать



Страшная расплата за убийство ребёнка

ЗАПИСЬ В НАШЕЙ ГОСТЕВОЙ КНИГЕ
Моя знакомая часто видит во сне вихрастого белобрысого пацанёнка, лет восьми.
Иногда он берёт её за руку, смотрит в глаза. Славный такой: А один раз сказал:
"Мама, зачем ты меня убила? Ведь я был бы с тобой в старости, кормил бы тебя.
Маша не сможет, она ведь в Америку уедет, а ты совсем одна останешься. Я помочь
тебе уже не смогу, а папа болеет: ". Вскоре у неё умер муж. А через год её дочь
Мария действительно вышла замуж за русского эмигранта в Америке. Воистину: "Нам
не дано предугадать: ".
Один знающий человек доходчиво растолковал мне, что аборт, помимо смертного
греха, ВСЕГДА налагает на женщину ИСКРИВЛЕНИЕ ЛИНИИ ЖИЗНИ: женщина платит за
каждого убитого ребёнка ПРИ ЭТОЙ ЖИЗНИ. И платит большую цену: когда мужем,
когда ребёнком… Если распадается семья, заболевает или умирает близкий
человек, что-то, не дай Бог, случается с ребёнком, ломается карьера (перечислять
можно до бесконечности) , то возникает естественный вопрос: "За что мне это? ". Но
мало кто догадывается, что причины чаще всего нужно искать именно в совершённом
ранее грехе детоубийства. Такова мистическая сторона этого явления: "Избавишься
от зачатого, не избавишься от убитого".
И женщине, идущей на аборт следует задуматься - кем или чем ей придётся
заплатить в будущем за ребёнка, убитого сейчас. А заплатить придётся - интереса
ради, спросите у любой вашей подруги с несложившейся жизнью, сколько у неё было
абортов? Вас поразит совпадение их количества с количеством выпавших на её долю
несчастий: смерть первого мужа, развод со вторым, болезнь единственного ребёнка:
Статистика, пусть даже эмпирическая, - весьма упрямая вещь. Она, как ничто
другое способна доказать: грех аборта возвращается всегда. Кстати,
ультразвуковые съёмки аборта на 12 неделе явно показывают: ребёнок чувствует
боль, как любой из нас, и прекрасно понимает, что его хотят убить - он всеми
силами старается отодвинуть от себя инструмент и широко раскрывает рот в
безмолвном крике, когда у него отрывают сначала ноги, затем часть туловища…
Голову извлекают в последнюю очередь и лицо убитого ребёнка всегда искажено
гримасой боли и ужаса. По этим кадрам видно, что практически нет разницы, убить
ли 3-месячного ребёнка в утробе или отрезать руки -ноги -голову 5-летнему
малышу. Без анестезии и в полном сознании. Сейчас почти все аборты проводятся
при ультразвуковом контроле - врач каждый раз имеет возможность наблюдать ужас и
муки убиваемого им ребёнка, безмолвные и бесполезные мольбы о пощаде. Но
человек, как известно, ко всему привыкает. И убивать тоже. Врачам-гинекологам,
производящим аборты не позавидуешь: слишком много невинно загубленных душ на
каждом из них, и чем или кем придётся за них заплатить В ЭТОЙ ЖИЗНИ - страшно
подумать. И какой будет встреча с убитыми детьми в той, последующей жизни,
скорее всего существующей независимо от того, верим мы в неё или нет.
И последнее - сейчас принято задавать популярный вопрос: почему наша страна так
плохо живёт? Хочется задать встречный, казалось бы, отвлечённый вопрос: может ли
рассчитывать на удачу в жизни, на понимание окружающих и помощь свыше мать, в
здравом уме и твёрдой памяти выбросившая с балкона своего ребёнка? Вопрос
риторический… А может ли рассчитывать на счастливую жизнь страна, занимающая I
место в мире по количеству детей, убитых гораздо более варварским способом?
Эрик Меркулов город Барселона,
- Thursday, November 18, 1999 at 10:09:45
Эта статья отсюда:
http://life.orthomed.ru/zhizn/ab ortion/00038.htm

/// 16.03.2007 22:13 // Комментарии: 1..61 / 21.03.2007 22:23
/// Комментировать



Страшные свидетельства очевидицы.

Страшные свидетельства очевидицы.
В 1980 г. я устроилась работать мед. сестрой в отделение гинекологии районной больницы г. Анапы. О том, что стоит за словами «искусственное прерывание беременности», несмотря на начальное медицинское образование, понятие имела смутное. И теперь, спустя годы, увидев и осознав, что происходит в отделении, считаю своим долгом раскрыть весь ужас того, что стоит за словами «аборт» и «искусственные роды».
Работала я постовой мед. сестрой, в круг моих служебных обязанностей входил и уход за женщинами, которым сделали плановые аборты, была специальная мед. сестра, но на ночных дежурствах оставалась одна, работала с дежурным врачом, когда ночью приходили те, кто за плату хотел быстро избавиться от ребенка или по «скорой» привозили так называемые «криминальные аборты» и женщин с начавшимся выкидышем, тогда приходилось помогать врачу.
Хочу сказать, что не раз слышала беседы врача с женщинами, готовившимися к аборту о том, что «до 12 недель плод как человек еще не сформирован и представляет собой всего лишь «сгусток крови». Признаюсь, думала и сама подобным образом.
В одно из дежурств пришла женщина, попросила позвать врача, как выяснилось потом, хотела быстро негласно прервать 7-8 недельную беременность. Врач дал мне указание готовить инструменты. Тогда я впервые увидела, что это за «сгусток крови». Когда врач выскабливал полость матки, в таз, стоявший под женщиной, вместе с кровью плюхнулся маленький ребенок. Он был такой крошечный (6-10 см) , что выпал целый, не поврежденный инструментом. У него было все как у взрослого человека: ручки, ножки, личико, только не было ноготков и вместо глаз были щёлочки… Ребёнка вместе с содержимым таза отправили в канализацию. Детей, убитых на более поздних сроках беременности, выкидывали вместе с остальным мусором в мусорные контейнеры, где их растаскивали собаки.
Ещё ужаснее были искусственные роды от 4 до 7 месяцев беременности. Ребёнок часто рождался жизнеспособным, кричал, сучил ножками… Чтобы смерть наступила быстрее, младенца клали на пол, в коробку и открывали окна и двери, чтобы устроить сквозняк. О том, что я чувствовала, видя всё это, писать не буду. Приходя утром на смену, я бежала в абортарий, зная, что там должен лежать ребёнок после искусственных родов, крошка, оставленный умирать. Если младенец был жив, я заворачивала его в махровое полотенце, включала сухожаровой шкаф и укладывала ребёнка на него, чтобы согреть, потом разводила глюкозу и из пипетки кормила малыша. Часто дети выживали, я получала за это выговор, а за ребёнком приезжала «Скорая помощь» и увозила его в детскую больницу. Спустя некоторое время я звонила в больницу, чтобы узнать, что с ребёнком, иногда дети оставались живыми и даже здоровыми.
Один-два раза в месяц к нам в гинекологию приходила на дежурство врач из городской поликлиники. Быстро познакомившись с женщинами, зная причину их прихода в отделение, предлагала свои услуги: за «кругленькую сумму» «освободить» женщину от ребёнка всего в течение нескольких минут. Многие соглашались, потому что успевали рано утром уже уйти домой, никем не замеченными. Делала врач всё сама, мед. сестру звала только, чтобы убрать оставшееся после аборта. Но не зря говорится, что «всё тайное всегда становится явным», вскоре стало известно, как эта врач делала аборты женщинам с большим сроком беременности: вводила в полость матки специальный раствор и прямо рукой вырывала ребёнка, причиняя при этом женщине непереносимые страдания. Своих детей у этого врача не было, и ей, вероятно, не было присуще чувство материнства, видимо именно по этой причине она никогда не уговаривала будущих матерей сохранить жизнь младенцу, и обращение её с женщинами и их детьми было крайне хладнокровным. Сейчас этой женщины уже нет в живых. Мне не хочется называть её фамилию, так же, как и имена других врачей, которых я упоминала.
Пусть каждый, читающий мой рассказ, осознает сам весь ужас происходившего и происходящего в наших больницах до сих пор и принесёт покаяние Богу, пока ещё не поздно!
Раба Божия Анна, прихожанка храма св. преп. Серафима Саровского в детском курорте Анапа.
Это письмо (выше) опубликовано иереем Максимом Обуховым.

/// 27.02.2007 21:56 // Комментарии: 1 / 27.02.2007 22:13
/// Комментировать



Есть ли среди нас святые?

Есть ли среди нас святые?
Приходской батюшка храма храма иконы Божией Матери "Воспитание" - о. Алексий (Пшеничников) на отпевании был взволнован. Когда наступила минута прощания, о. Алексий сказал напутственное слово: " Дорогие братья и сестры! Сегодня мы прощаемся со святым человеком. Теперь я вправе вам приоткрыть тайну христианского подвига этой замечательной женщины - Кошелевой Зинаиды Яковлевны. По ходу моей пастырской деятельности, мне приходится выслушивать и решать "неожиданные" вопросы. Как-то раз Зинаида Яковлевна спрашивает
- Батюшка, как мне молиться за некрещеных? - Я насторожился и спросил:
- А много их у тебя, бабулечка?
- Да, человек шестьдесят. - Я насторожился еще сильнее. Как такое может быть? "
И тогда матушка Зинаида показала о. Алексию свое кладбище, которое она обустроила как могла на территории Люберецкой станции аэрации. Матушка Зинаида проработала здесь всю жизнь оператором. Со всей Москвы сбрасываются сюда сточные воды. Из этой канализационной реки матушка вылавливала и абортированных детишек, и новорожденных, и почти годовалых младенцев. По Божьему вразумлению она давала им имена святых, хоронила и записывала в свой блокнотик. Каждому ребенку имя того святого, чья память на этот день совершалась! Дальше опять слова о. Алексия. "… и вот я снова на кладбище младенцев. С матушкой подходим к свежему холмику, она и говорит
- Вот, вчера, мальчика здесь похоронила… Что, это, батюшка?
За ночь на могилке распустились четыре необыкновенных цветка, которые расположились виде креста - красный, оранжевый, желтый, белый!
- Это какая-то мамочка загубила будущего святильника земли Российской, " - сказал нам всем о. настоятель. Помолчав, он продолжил: " Кроме этого подвига благочестивой Зинаиды, Господь попустил ей телесные и душевные страдания. Последние 16 лет жизни, она лежала с переломом шейки бедра. Горячо любимый супруг, с которым было прожито 52 счастливых года, скончался от рака уха за год до кончины Зинаиды Яковлевны… Она очень страдала, и сейчас душа ее в обителях горних в окружении шестидесяти душ, которые считают ее матерью. Ходите на ее могилку, просите молитв, " - закончил о. Алексий.
Кошелева Зинаида Яковлевна умерла 15 ноября 2005 г в возрасте 87 лет. Через полгода после этого умер от рака их единственный сын - Михаил.
P. S. Старое Люберецкое кладбище. Приятно приходить на эту могилу. Это место заметно еще издалека. Три одинаковых креста дружно стоят как небесные воины - отец, мать, сын. Где-то невидимо предстоят еще 60-т ангелов. Необъяснимое торжество православия охватывает душу, идет молитва!
Текст размещён с разрешения автора: http://blogs.mail.ru/mail/ioanna 64/

/// 26.02.2007 21:03 // Комментарии: 1 / 26.02.2007 21:33
/// Комментировать



Смерть нерожденных

Смерть нерожденных
Московские гинекологи предпочитают аборты
— Сохраняться будешь?
Девушка в палате 2-й Гинекологической больницы смотрела словно не на нее, а куда-то мимо. Безучастный вид, бледное заплаканное лицо.
— Да, хочу сохранить, — тихо ответила Наташа.
— Мы тоже пытались, — отозвалась еще одна пациентка. — И я, и Галка вот, — она кивнула в сторону соседки, — только бесполезно все. Сказали “мертвый плод”. Здесь всем так говорят. А потом выскабливают…
… Вы можете сколько угодно убеждать себя, что с беременностью все нормально. Вам объяснят, что это не так, и найдут у будущего ребенка “патологию, не совместимую с жизнью”. Вы будете слышать, как бьется его сердце, а вам скажут: “мертвый плод”. Вас направят на искусственное прерывание беременности, хотя казалось, еще пять-шесть месяцев, и вас будет двое. Потому что ваш еще не родившийся малыш нужен не только вам…
Ваш ребенок нужен старику, у которого проблемы с потенцией.
Он нужен пожилой мадам, которая хочет выглядеть шестнадцатилетней.
Он нужен чиновнику — для повышения работоспособности.
Ведь лекарства из эмбриональных материалов способны творить чудеса…
“Он все равно умрет! ”
Наташа Семенова ждала второго ребенка. Как положено, встала на учет в женской консультации, сдала бесчисленное количество анализов. До трех месяцев все было в порядке, женщина прекрасно себя чувствовала, плод развивался строго “по правилам”. На тринадцатой неделе беременности у Наташи начались периодические боли. Она поначалу не придала этому значения, но через три дня решила на всякий случай сделать УЗИ. По направлению из женской консультации она пришла во 2-ю Гинекологическую больницу.
— Меня, честно говоря, очень напугали соседки по палате, — рассказывает Наташа. — Но я сначала подумала, что они расстроены из-за того, что беременность прервалась. Тем более, как потом выяснилось, одна из моих соседок теряет ребенка в этой гинекологии уже во второй раз. Я была уверена, что у меня все будет в порядке: дело в том, что точно такие же проблемы у меня были в первую беременность, но все прошло, и я нормально родила.
Через пару часов Наташу отправили в кабинет УЗИ. На стульях перед кабинетом сидели 12 женщин. Разного возраста, по большей части на поздних сроках беременности — от 19 до 23 недель. Дальнейшее выглядело как кошмарный сон.
— Пока я ждала УЗИ, из кабинета выходили женщины, которые сидели в очереди передо мной и уже прошли исследование, — говорит Наташа. — Всего их было семь человек. Несколько женщин выходили в слезах и говорили, что УЗИ показало “мертвый плод”. Я думала, что схожу с ума. Потом подошла моя очередь, я вошла. Врач-узист очень быстро провел мне аппаратом по животу — это и минуты не заняло — и сказал: “Ну, мертвый он у тебя. Сильно не переживай, сейчас почистим, в следующий раз родишь”.
— Я вам не верю! — сказала Наташа, стараясь держаться как можно спокойнее. — Вы врете. Не может быть такого, чтобы у всех был мертвый ребенок. Я сделаю УЗИ в другом месте.
— Да что ты понимаешь? — возмутился эскулап. — Я тридцать лет делаю УЗИ. Отправляйся в палату!
— Он назначил мне пенициллин, — говорит Наташа. — А я была уверена, что ребенок живой, и спросила у сестры, не повредит ли пенициллин — это ведь антибиотик. Само собой, она тоже на меня накричала, что, мол, нечего умничать, делай, что сказано. А соседки по палате объяснили, что пенициллин колют перед “чисткой”. То есть меня уже готовили к аборту.
Но избавляться от ребенка Наташа не собиралась. Она позвонила мужу, он забрал ее из больницы и сразу же отвез в поликлинику при Финакадемии — на повторное ультразвуковое исследование.
— Жив ваш ребеночек, — сказали Наташе в поликлинике. — Сердце бьется…
— Наташина история меня ничуть не удивила, — говорит вице-президент Благотворительного фонда защиты семьи, материнства и детства Игорь Белобородов. — С подобными историями к нам обращаются с удручающей регулярностью. Схема одна и та же: на позднем сроке беременности — 20—25 недель, реже на небольшом сроке женщине делают УЗИ и говорят: “плод мертвый”, либо “беременность замершая” (не развивается) , либо “патология плода”. И настойчиво предлагают аборт. Дальнейшее зависит от самой женщины: она может поступить так, как Наташа, — то есть обратиться к другому врачу и сделать повторный анализ, а может пойти на аборт. Что, к сожалению, чаще и происходит.
Наташа вернулась во 2-ю Гинекологическую больницу за вещами. Она просила выдать ей результаты анализов, но в ответ услышала стандартное: “На руки не даем, не положено”. А после зашла к тому самому врачу, который так настойчиво уверял ее — “плод мертвый”.
Я сделала УЗИ в другом месте, и мне сказали, ребенок живой!
— Ничего, — ответил специалист с тридцатилетним стажем. — Все равно умрет.
Ошибка с заранее обдуманным намерением
“Я боюсь обратиться в нашу районную женскую консультацию, так как уверена, что меня пошлют на аборт. Наша врач, если к ней приходит беременная женщина, почему-то всегда ищет причину, чтобы послать ее на аборт (слишком молода, слишком стара, второй ребенок никому не нужен и т. д.) , и это не преувеличение, так как за аборт она берет с женщины деньги, а за ведение беременности ей никто не делает даже подарки”.
“На шестом месяце беременности мне сделали анализ крови на альфафетапротеин. Когда я пришла узнать результаты, меня пригласила в кабинет врач и сказала: “Превышение на несколько единиц. Это значит, у ребенка будут нарушения слуха или зрения. Я вам очень рекомендую сделать аборт”. Я, разумеется, не стала избавляться от ребенка, он родился совершенно здоровым, без всяких отклонений. Но все остальные месяцы беременности я просто сходила с ума”.
“Мне пытались выскоблить здорового ребенка — в 1998 году в 64-й больнице. Сейчас моей девочке 4 года”.
Эти письма никакой не эксклюзив. Подобных случаев в Москве сотни, если не тысячи. Опытные врачи-гинекологи тоже подтверждают эти факты.
— Я несколько лет проработала в Центре перинатологии при 29-м роддоме, — говорит врач-гинеколог Ирина Клименко. — Когда приходили пациентки, направленные на позднее прерывание беременности из-за патологии плода, просто волосы вставали дыбом. Женщина с нормально развивающейся беременностью, все в норме с ребеночком, есть какие-то незначительные отклонения, которые, по большому счету, ни на что не влияют. А ее направляют на аборт — да еще на сроке 20—25 недель.
Да, на сроке 20 недель беременности вам могут абортировать здорового ребенка — из-за халатности или непрофессионализма гинеколога. Это всего лишь врачебная ошибка. Да, вам она стоила ребенка. Но от ошибок не застрахован даже гениальный врач. А еще беременные — особы неуравновешенные, легко впадают в панику и вообще склонны к фантазиям.
Только одно не вписывается в эту гладкую схему. Врачам-гинекологам очень выгодно ошибаться. Особенно — на втором триместре беременности пациентки.
Безотходное производство. Досье
В начале 90-х годов на базе Центра акушерства и гинекологии создается московский Международный институт биологической медицины. Возглавляет институт г-н Сухих, специалист в области так называемой фетальной терапии — иначе говоря, лечении с помощью препаратов, добытых из человеческих эмбрионов (fetus — по-латыни “плод”) . Провозглашается очередная революция в медицине — еще бы, по заверениям доктора Сухих и его коллег, препараты из абортивного материала — практически панацея, “эликсир молодости”, а сфера их применения — от болезни Альцгеймера до импотенции. Добывается материал стандартно: женщины, собирающиеся сделать аборт (по медицинским либо социальным показаниям) , пишут расписку: “… настоящим удостоверяю добровольное согласие на использование моего плода, полученного при бесплатной операции искусственного аборта, для научно-исследовательских целей с возможностью в дальнейшем их терапевтического применения”. Стоимость “терапевтического применения” впечатляет: одна инъекция препарата обходится в 500—2000 долларов. При этом чудодейственными биологическими свойствами зародыш обладает лишь в возрасте 14—25 недель.
Вот цитата из статьи о “новом слове в науке — фетальной терапии”. Год — 1996-й. “… Бесспорный лидер в области эмбриональной терапии — Международный институт биологической медицины. Используется этот метод и в других российских клиниках. НИИ педиатрии РАМН, НИИ трансплантологии и искусственных органов, ЦИТО им. Н. И. Пирогова, детская клиника ММА им. И. М. Сеченова — все они в той или иной степени прибегают к эмбриональной терапии”.
Триумфальное шествие чудо-препаратов прерывается неожиданно: выясняется, что Институт биомедицины взялся не только производить, но и продавать фетальные ткани. “Деятельность МИБМ, поставляющего эмбриональные ткани в США, — заявляют ученые на Президиуме РАМН в феврале 1997 года, — может вызвать обвинения России как члена Совета Европы в нарушении международных норм, запрещающих продажу фетальных тканей”. Через некоторое время в деле о торговле абортивными материалами возникают новые фигуранты — Российский научный центр акушерства и гинекологии и Центр репродукции человека.
30 июня 1998 года заканчивается срок действия лицензии, выданной центром “Мосмедлицензия” Международному институту биологической медицины (МИБМ) во главе с г-ном Сухих. Новой лицензии не выдается, старая не продляется.
Но к гонке за “абортивным материалом” подключаются теперь уже коммерческие организации. И всем требуется сырье.
Бизнес на “жертвах аборта” становится причиной совершенно уникального явления: среди женщин все популярнее становится профессия “человек-инкубатор”. Это дамы, которые зарабатывают себе на жизнь исключительно тем, что беременеют, а после проводят искусственные роды. По неофициальной информации “ходячему инкубатору” на всем протяжении беременности платят 150—200 долларов в месяц и снимают где-нибудь комнату. После аборта, сдав ценные зародыш и плаценту, женщина получает порядка 1000 долларов и, отдохнув, начинает все сначала. Максимальное количество таких беременностей — семь, после чего “инкубатор” теряет всякую способность к репродукции и зарабатывает кучу сопутствующих заболеваний. Мало кто из них доживает до 45 лет…
Скандал, связанный с продажей фетальных тканей, быстро утихает. Следующие три года проходят относительно спокойно. Что происходит на самом деле, не знает никто.
Но, как нам удалось выяснить, изготовление препаратов из абортивного материала не прекратилось. Наоборот, с уходом проблемы в тень конвейер лишь увеличил обороты.
Убивать не страшно
Из беседы с гинекологом-эндокринологом, кандидатом медицинских наук Ольгой Секириной:
— Можно ли говорить о том, что женщин намеренно отправляют на аборт на поздних сроках беременности?
— Да, именно так и происходит. Есть “прикормленные” медицинские центры. Если они видят женщину, у которой вероятность врожденных уродств у новорожденного больше, чем у остальных женщин более молодого репродуктивного возраста, то одну-двух в день направляют на искусственное прерывание беременности. Это не аборт, это преждевременные роды. Им вводят в шейку матки специальный гель с простагландином, чем вызывают излитие околоплодных вод и выкидыш, или стимулируют преждевременные роды внутривенно. Материал этот тщательно сохраняется — даже околоплодные воды, даже если материал действительно с патологией. Потому что для омоложения организма и, скажем, улучшения потенции у пожилых мужчин это подходит. Из этих материалов производятся фетальные препараты. Применение таких препаратов стоит очень больших денег. Это целая сеть: материал извлекается, замораживается и передается по назначению — сейчас ведь много всякого рода предприятий, специализирующихся, скажем, на эмбриональной косметике.
— А вам самой приходилось сталкиваться с подобными случаями?
— Да, я сталкивалась с этим лично. Когда я “сидела” на скриннинговых УЗИ, ко мне непосредственно с этим подходили. Мол, если вы увидите возможность пороков плода, сразу направляйте к нам. Предлагали “серьезную доплату”, но я, разумеется, отказалась.
— Как может происходить такого рода “операция”?
— Скажем, у женщины заболел живот. Направили на УЗИ. Там говорят: “Ой, а у вас ребеночек мертвый, надо срочно искусственные роды”. А рождается ребеночек живой. Конечно, глубоко недоношенный, у нас таких не могут выходить, даже если хотят. И женщина уверена: “Я слышала, он закричал”. А ей так по-свойски: да нет, вам показалось, у нас тут детское отделение рядом. И если не разбираться, вы ничего не выясните и ничего не докажете. А что было? А ничего не было. У женщины произошел выкидыш. И все.
— Какое оборудование необходимо для того, чтобы переработать абортивный материал в фетальные препараты?
— Нужен один специалист — цитолог. Никакой огромной лаборатории не надо.
— Вы можете как-то прокомментировать ситуацию, описанную Наташей?
— Это полный беспредел, и, к сожалению, история вполне реалистичная. Все-таки раньше как-то маскировали все эти вещи: скажем, ставили возможные пороки плода так называемой группе риска, предлагали повторное исследование, на котором уже заявляли: все подтвердилось, у вас уродство плода. Но хватать молодых девчонок… Все-таки медицинское насилие почище ножа с пистолетом.
Итак, по свидетельству врача-профессионала, в Москве действует хорошо организованная разветвленная сеть по “добыче” эмбрионального материала и производству из него лекарственных и косметических препаратов. Механизм действия отработан до мелочей. Но, как и всякая развивающаяся отрасль, производство фетальных препаратов требует все больше сырья. Если сначала было достаточно “реальных” поздних абортов — когда действительно существовала угроза жизни матери либо уродство плода, несовместимое с жизнью, то уже через некоторое время материала стало не хватать. В ход пошла так называемая группа риска: беременные старше 30 лет, беременные с плохой наследственностью и т. д. А в последнее время, судя по всему, гинекологические больницы и женские консультации вообще перестали выполнять “план по поздним абортам”. И страшные диагнозы ставятся направо и налево — независимо от возраста и состояния здоровья женщины. Не исключено даже, что специалисты этого редкого “профиля” уверены, что делают доброе дело. Ведь чудо-препараты продлевают кому-то жизнь.
К слову, в подавляющем большинстве стран фетальная терапия запрещена. В России она процветает. Но главное даже не в этом. Для свежего абортивного материала, как выясняется, необходим сущий пустяк. Ошибочный диагноз узиста или не вполне достоверный результат анализа. Цена вопроса — 2000 долларов за одну инъекцию. Может, поэтому количество “ошибок” постоянно растет? Ведь если можно заработать на ошибке, то почему бы не ошибаться как можно чаще?
“Да поздних абортов кот наплакал! Процента полтора, не больше, от общего числа”, — отмахнутся врачи. Правда, они предусмотрительно не переводят маленькие проценты в абсолютные числа. По официальным данным, за последний год в России произведено около 6 млн. абортов. А полтора процента от шести миллионов — это 90 тысяч детей. “Всего” 90 тысяч детей — население города — ежегодно уничтожают поздними абортами. И никто не знает, скольких из этих 90 тысяч уничтожили за деньги.
Добро пожаловать на аборт
Она долго не соглашалась встречаться с журналистом. Семь лет Екатерина Олеговна проработала акушеркой на “скорой помощи” и вдруг, неожиданно для всех, решила уволиться и… уйти в монастырь. Возможно, то, что рассказала Екатерина Олеговна, никак не связано с фетальной терапией. Но если такая связь все же есть, придется признать, что “аборт-машина” пытается вовлечь в орбиту своей деятельности службу экстренной помощи.
— Не так давно моей подруге — тоже акушерке — предложили новую работу, — говорит Екатерина Олеговна. — Речь шла об обычном заборе анализов — надо было всего лишь брать кровь у беременных женщин. Нагрузка — пять часов в день, зарплата — 10 тысяч рублей в месяц, по нашим меркам просто невероятная. Место будущей работы — Центр планирования семьи и репродукции (ЦПСИР) , что на Севастопольской. Она попыталась выяснить, за что, собственно, собираются платить такие деньги. И человек, который предложил ей эту работу, ответил: “У нас в ЦПСИР села какая-то контора. Они платят очень большую арендную плату. Эти анализы зачем-то нужны им. Ты можешь позвонить непосредственно туда и все узнать”. Она позвонила, и какая-то женщина из таинственной “конторы” объяснила, что речь идет о беременных женщинах, а 10 тысяч в месяц — это лишь начало. Подруга поинтересовалась, что будет впоследствии с этими женщинами. Получила ответ: “90 процентов беременных пойдут на прерывание”. Разумеется, она отказалась, мы поговорили об этом, поохали-поужасались и забыли. А в июле у нас на работе объявляют: планируется общее совещание акушеров “скорой помощи” — быть всем, совещание курируется главврачом, он чуть ли не по головам всех сосчитает. В общем, страху навели. Собрались все акушеры со всех подстанций. Пришел на это совещание главврач ЦПСИР. Около двух часов рассказывал о своем центре: чем они занимаются, как роды принимают и т. д. В общем, информация, которая среднему медперсоналу, по большому счету, не нужна. А к концу совещания объявляет: у нас, мол, в центре теперь будет генетическая лаборатория. Одна уже действует на Опарина, 4, — это Центр акушерства и гинекологии, вторая — в клинике на Большой Пироговке. Специализация лаборатории — мертворожденные, зародыши с генетическими патологиями и болезнь Дауна. Главврач очень подробно рассказал, что им удается выявлять нарушения на стадии внутриутробного развития и “избавлять женщин от этих проблем”. Естественно, если ставится диагноз “болезнь Дауна”, женщина сразу же направляется на прерывание беременности. И у многих создалось ощущение, что приглашали всех как раз для того, чтобы прорекламировать эти “генетические лаборатории”. Во всяком случае, нас просили направлять женщин с подозрением на патологию плода именно туда. Когда я все это прослушала, у меня четко сложилось ощущение: новая генетическая лаборатория как-то связана с той работой, которую предлагали моей подруге.
Разумеется, ни в этом совещании, ни в предложениях главврача ЦПСИР нет никакого криминала. Но кто поручится за порядочность каждого конкретного врача? Или за профессионализм генетика? И что за странная “контора” предлагает десять тысяч рублей за забор крови из вены, который стоит максимум три?
Живой ребенок — сплошные убытки. На нем не заработаешь. А вот такие страшные для любой женщины слова, как “патология”, “уродство” и “мертвый плод”, — первый шаг к постоянному доходу. Последним шагом на пути к деньгам будет смерть нерожденных.
Московский Комсомолец от 26. 09. 2003

/// 26.02.2007 02:59 // Комментарии: 9 / 24.03.2007 12:31
/// Музыка: Московские гинекологи предпочитают аборты
/// Комментировать



Аборт-убийство ребёнка

Для "гуманистов"…
У меня сердце сжимается:
1 500 000 легальных убийств в России в год.
Смело прибавляем столько же нелегальных.
Итого 3 000 000. делим на 12 мес., на 29, 4 дня, на 24 часа, на 60 минут.
Получается 5, 9.
Итак, 6 убитых каждую минуту круглосуточно.
Я не знаю, может это расстройство, но я постоянно вспоминаю, что каждую минуту - 6 убитых.
Пока я это пишу - уже 30 убитых.
Иду по улице, сижу на работе, наблюдаю за играющими детьми - 6 убитых постоянно со мной.
Буду ли думать про "некрасивость" фоток при том, что трупами от любого почти несёт за версту? И руки по локоть в крови своих детей?
Как мочить своего ребёнка - так все в норме, " у нас есть право". Как раскаиваться - так сразу "не надо, нам противно".
А ребёнку было очень больно, это намного хуже, чем "противно" от фоток.
Кем бы он стал? Сколько детей родил? Сколько открытий сделал? Сколько душ спас, ставши святым?
Фотку можно закрыть за секунду, а ребёнок не мог защитить себя, у него не спрашивали. Его мочили, что бы легче жилось. В отпуск, например, поехать можно. Без проблем.
У нас могилы будут, а его растворили в кислоте.
Несопоставимо - отпуск и убийство ребёнка.

/// 26.02.2007 01:25 // Комментарии: 11 / 21.04.2007 20:14
/// Комментировать



Выделенный сервер, аренда серверов, дешевые сервера, купить сервер, хостинг сервера

Анкета

Имя: Николай

Дислокация: Москва

Интересы: Здоровье



Координаты

E-mail:

Сайт: http://moscownightlight.narod.ru/ssilki2.html



Мои друзья

MarginALL


Интересные записи

MarginALL: Два мнения!MarginALL: Нужна помощь!MarginALL: Я ненавижу бриться…MarginALL: Зло!MarginALL: Избранное


Член союзов журналистов

за жизнь


Сыграем?

Маджонг Кристаллы
Линии Калейдоскоп
Коллекционер Пузыри




По организационным вопросам обращайтесь к Главному редактору
По техническим вопросам обращайтесь к Верстальщику
Мобильная версия wap.thejournal.ru
Экспорт в RSS 2.0